Автостопом по Болгарии

Автостопом по Болгарии
Варна. Город у моря.

Мой организованный отдых в Болгарии, а вместе с ним – и Большая Халява закончились, когда 9 августа 2007 года автобус Городской Школой Студенческого Актива высадил меня на центральной улице Варны и продолжил свой путь в аэропорт. Мои новые знакомые до последнего пытались уговорить меня бросить мою затею и культурно лететь в Москву. И если по дороге «туда» я еще надеялся, что найдутся люди, которые составят мне компанию, то 7 дней сидения в Камчии разрушили эти надежды до основания. Я не сетовал. Дни, которые ожидали меня впереди, вовсе не обещали быть скучными.
Моряк, встреченный на пустынных утренних улицах, проводил меня в пассажирский порт. Иногда к его причалу швартовались прогулочные суда, а два раза в неделю город встречал и отправлял единственный международный рейс «Варна-Одесса». Двухэтажное здание было рассчитано на большее – некогда в Варну приходили паромы и лайнеры из Крыма, Новороссийска, Сухума и Стамбула. Время морских пассажиров ушло. Теперь свободные площади занимают рыболовные магазины и ресторан, а живописные старички тягают с бетонной стенки бычков, смотрят на медуз и пришвартованные у соседних пирсов НАТОвские корабли.
Меня интересовало то самое единственно оставшееся направление. В 10 часов открылся офис, но сразу купить билет мне не удалось. Оператор потребовала ксерокопию загранпаспорта, а для того, чтобы получить студенческую скидку, нужно было предоставить еще и копию студенческого билета или ISIC. Ближайший ксерокс, как мне объяснили, находился за полтора километра – около железнодорожного вокзала. Ко всему прочему, военные, по абсолютно неясным соображениям, ликвидировали камеру хранения – рюкзак пришлось тащить на себе.
Багаж и 2 лева за услугу (грубо приравниваем лев к 20 рублям) у меня взяли железнодорожники. Но если вам придется воспользоваться камерой хранения в «ж-п гара», имейте ввиду, что она не круглосуточна, и закрывается в 23.00.
Ксерокс. Билет в эконом класс в ночь с понедельника на вторник. А я не спешу покидать Варну. Накануне новый фотоаппарат не выдержал пляжных нагрузок и «отбросил штатив». Только сервис мог спасти отца русской демократии – долго я плутал по старым улочкам с тесными дорогами, виноградными лозами на стенах и смыкающимися над головой кронами деревьев. В конце концов, в одном из фотосалонов мне дали точный адрес мастерской и посоветовали взять такси. Я, обычно, совсем не жалую подобный вид транспорта. Но время поджимало, а цена, по московским меркам, была не такой уж и большой – 6 лев за доставку до места, которое можно было достигнуть 40 минутами быстрой ходьбы. Такси в Варне очень много, все они выкрашены в желтый цвет и оборудованы счетчиками. По дороге водитель рассказал до боли знакомую историю – все население Болгарии устремилось в крупные города – Софию и Варну. Улицы ни той, ни другой не справляются, и в определенные часы возникают длинные пробки, и что сегодня мне повезло.
В мастерской, что находится на углу между улицами Генерал Колев и Иван Аксаков (неподалеку от улицы Цар Освободител), болезного взялись поставить на ноги до вечера, избавив меня от необходимости искать в курортном городе место для ночевки.
Всемирная паутина. Найти выход в Интернет в Болгарии достаточно легко – по всей стране распространены круглосуточные игровые салоны. Например, в Варне их более 20. За 1 час с вас возьмут вполне божескую цену в 1 лев. Для меня Интернет-клуб был еще и переговорным пунктом – еще в Москве я положил деньги на Skype, и мог дешево звонить на любые телефоны. Самые большие сложности возникают с клавиатурой. Болгары используют кириллический алфавит, но их буквы раскиданы по клавиатуре совсем в ином, абсолютно непривычном порядке. Чтобы задать вопрос поисковику, приходилось пользоваться русской клавиатурой Yandex (маленькая такая ссылочка внизу страницы), а письма я был вынужден писать translitom. В некоторых заведениях, по просьбе клиента, администратор может установить в системе русскую раскладку. Ребята, собираясь за границу, научитесь печатать вслепую!
Остаток дня я провел в прогулке по Приморскому парку. Парк как парк. По южному красив и уютен, но больше ничего особенного в нем нет. Можно посетить музей советской военной техники (но лучше потерпеть до Москвы), можно зайти в «аквариум». Мимо последнего, с моим нездоровым интересом к водным обитателям, я пройти не мог. Внутри оказались несколько сосудов с черноморской фауной и фауной тропических морей. Довольно познавательно, если не брать во внимание неграмотную подсветку, грязные стекла и больных рыб. «Мы на гособеспечении!» - этой короткой фразой работники аквариума объясняют убожество своего заведения. Набережной, как таковой, в Варне нет. Зато есть очень длинный песчаный пляж, который отделен от парка сплошным рядом летних кафе.
На что еще следует обратить внимание в этом курортном граде? Несомненно, на археологический музей с уникальной экспозицией древних украшений. Золотой клад эпохи неолита, сравнимый пор великолепию и по масштабам с Троянскими сокровищами в ГМИИ им. Пушкина, был найден в древних захоронениях неподалеку от Варны и стал одной из визитных карточек Болгарии.
Человеку и подобным ему существам, даже когда оные находятся на отдыхе, свойственна потребность в пище. Еда в болгарских магазинах дорогая, хлеб и сладости – просто отвратительны. Но и в Варне, и в глубинке с утолением голода не возникнет никаких проблем – цены в уютных кафешках приближены к московской столовой, а порции на порядок больше и сытнее. Те, кто спешит, могут закусить привычной шаурмой. Здесь она называется «дюнер», продается с наполнителями нескольких видов и с тремя вариациями размера. Самая большая стоит не больше 3-х лев. В приличном заведении – с приветливыми официантами и меню на двух языках можно вкусно отобедать за 5-6 лев. За следующие 5 дней я так обуржуазился, что больше не могу смотреть на McDonalds, грязные закусочные около станций метро и быдло в отечественных «недорогих» кафетериях. В России лучше голодать…
Автостопом по Болгарии


На трассе.
В 18 часов, как и было условленно, я получил отремонтированный фотоаппарат и заплатил мастеру 85 лев. Автобус №22, уходящий от кафедрального собора, увез меня на развязку. Я начал стопить сразу после отворота «в город», и через 5 минут уехал в сторону Софии.
Иномарка летела по автобану, обгоняя «копейки», 412-е «Москвичи» а также грузовики Московского, горьковского и Кременчугского заводов, благополучно миновавшие возраст Христа. Изредка попадались «Победы», 21-е «Волги», горбатые «Москвичи». Остается загадкой, как Евросоюз терпит на своих дорогах эти дымящие музейные экспонаты – даже в российской провинции больше не увидишь столько «раритетов». Впрочем, самый распространенный вид транспорта на селе – не пылит и не дымит. Громко стуча деревянными колесами, по улицам маленьких городов едут одноконные телеги. Там, где кончается автобан, повозки совсем не редки на асфальте. Болгар можно понять – сельское хозяйство не приносит больших прибылей, а бензин и соляра, продающиеся на тех же «Лукойловских» заправках дороже российского в 2-3 раза. Телеги – необходимость, и они придают стране определенный шарм.
Автостопом по Болгарии
Спустя 20 минут, километров через 50, я был высажен у небольшой развязки. Машины пролетали мимо на огромной скорости, но стоили мне поднять руку, как с визгом затормозила турецкая фура. Хорошее начало!
Турок, который знал русский даже лучше болгарина, не спеша шел на Софию. Мой запланированный маршрут был сложнее. Я собирался посетить древнюю болгарскую столицу Велко Тырново, легендарное Габрово, не менее легендарную Шипку и уже потом оказаться в Софии. Поэтому, когда турки миновали Шумен и встали ужинать в «ханче» около живописного (но очень грязного и обмелевшего) озера Фисек, я попрощался и пошел ставить палатку.

Палатка.

В зеркале озера звездное крошево…


Валентин Вихорев

По болгарским законам установка палатки в «неположенных местах» запрещена, а места «положенные» можно перечесть по пальцам. Потому я ушел от трассы на два километра, и, уже в сумерках, попытался забраться в лес, подальше от любопытных глаз. Не тут то было! Болгарский лес, в своем естественном состоянии, невероятно колючий. Жалиться, рвет кожу, цепляется за одежду и оставляет занозы практически все: деревья, кустарники (иглы – от миллиметра до 10 сантиметров), лианы, густо-зеленая многолетняя трава. Лес практически непроходим при дневном свете – что уж тут говорить о ночных хождениях с фонариком! В итоге, палатку пришлось ставить, практически, на берегу и надеяться на защитную окраску полога.
Ночью у меня болел живот. Животу подвывали сотни цикад, россыпь холодных звезд повисла над спокойной водой озера, уходил за лес Млечный путь а на дальнем холме сияли огни кафе и светлячками шли по трассе поздние машины. Изредка по сияющему небу проносились абсолютно черные болиды летучих мышей. Патриот-походник скажет: «Красиво, но все это можно прочувствовать и в российском лесу!» На что я отвечу: «Только в место цикад пришлось бы слушать писк комаров». За все время, что я находился у воды, меня не укусило ни одно насекомое!!! Достойная компенсация колючек, неправда ли?
К утру живот прошел. Я проснулся от чьих-то криков, и приготовился к большим проблемам, но, как оказалось, кричали не на меня - пастух прогнал мимо палатки стадо овец и коз. Судя по всему, я волновался зря. Отношение аборигенов к запретам (и, соответственно, вероятность карательных мер) одним своим присутствием демонстрировали несколько рыбаков. Как вы понимаете, ловить рыбу где попало в странах Европы также нельзя, а на том озере это категорически не допускалось специальным знаком. По всему «лесному» берегу виднелись остатки костров. А мягкие утренние краски противоположных холмов отражались в озерной глади. Отходя от своего недомогания, я медленно упаковал рюкзак и, вспугивая из тростника белых аистов, заковылял к магистрали.
Легковушка довезла меня до города Търговище, причем, я упустил момент, когда драйвер съехал с шоссе – я понял свою ошибку, лишь оказавшись на автовокзале. В течение своей пешей прогулки к магистрали, я мог оценить жизнь самого заурядного болгарского городка. Тут был базар – с громкими турками, цыганами, повозками и мечетью, была длинная пешеходная улица, был огромный «частный сектор» и стоящие в зеленой оправе трех-четырех этажные дома. На их балконах, не изуродованных лоджиями, пестрели цветники, а на стенах красовались короткие и непечатные русские слова. Едва кончилась этажная застройка, я встал за светофором, понадеявшись на удачу. Удача пришла в виде автобуса в попутный городок Омуртаг и лишила меня полутора левов.
Около Омуртага меня снова подобрал грузовик, и к часу дня я твердо поставил рюкзак на землю Велико Тарново.

Велко Търново. Уроки английского.

Взгляни, милый Малыш, наш домик заброшенный, старенький,
А люди такие маленькие отсюда, с покатых крыш…


Зоя Ященко

До сих пор, все, что я знал об этом городе, ограничивалось найденным в Интернете адресом хостела. С него то я и решил начать. Около автобусной остановки я подходил к каждому встречному и спрашивал, как попасть на улицу Асен Русков. Встречные растерянно кивали головой и божились, что о такой улице не слышали. Одна женщина убедила меня, что нужно ехать на 30-м автобусе, и я ждал его около 20 минут. Когда надоело – снова начал свой социологический опрос. Лишь какой-то подросток помог мне найти на карте маленькую улочку в самом центре города. Оказалось, что туда идет каждый второй автобус. Через 15 минут я уже искал нужный дом, а еще через 5 – судорожно вспоминал английский, разговаривая с администратором.
Беседа была долгой. Понимание было достигнуто не скоро. Но после понимания был достигнут и консенсус. Хостел был заполнен, но я убедил хозяев, что не доставлю неудобства with my slipping bag. Так, за 8 левов я получил кров с великолепным видом на город, душ, кухню и халявный Интернет. В жару я спал, а к вечеру в мою комнату поселились две симпатичных британки. И мой практикум в английском продолжился.
Мы бродили по вечернему городу, наслаждались панорамами, домами, причудливо цепляющимися за ступени скал, увитыми виноградом верандами, узкими лесенками и старинными церквями. Такой рисовали… Италию русские академические художники. Главная достопримечательность города – холм и крепость «Царевец» стал объектом светового шоу – в южной темноте развалины сияли всеми цветами радуги. Гору венчала восстановленная башня – из её верхних окон, like the Sauron's eye, били лучи лазера. Утром мы обошли стены этой средневековой крепости и поднялись к башне, оказавшейся подобием церкви. Её внутренности изобиловали росписями, но росписями в совершенно не свойственном месту жанре. Посмотрите на фотографию «алтаря» – не Илья ли Глазунов расписывал эти стены?
Автостопом по Болгарии
Из Царевеца жительницы туманного Альбиона отправились на shopping, а я быстрым шагом двинулся к музейной деревне Арбанаси. По пути я наелся диких слив, поймал и отпустил рака в горном ручье, но деревня оказалась абсолютно заурядной, наполненной туристами и полностью приспособленной под их нужды. Но обратной пути. Когда особенно хотелось пить, нашелся маленький монастырь, церквушка – первая действующая, а не музейная церковь, попавшаяся мне в Болгарии, и необыкновенно вкусная вода.
После обеда я попрощался с новыми друзьями, последний раз окинул взглядом сказочный городок и отправился в Габрово.
Автостопом по Болгарии


Глава без хвоста.

Добро пожаловать и до свиданья!


Плакат на въезде в Габрово.

На габровской отворотке я впервые стоял больше десяти минут. В конце концов, нашлась машина, подбросившая человека с рюкзаком до Дряново. А там, еще минут через 15, я продолжил английский практикум. Подобравшая меня болгарская пара оказалась моими коллегами: муж преподавал философию в Нью-Йорке, а его жена занималась политологией там же. Приехавшие в отпуск, они совершали турне по родным местам, и предложили мне составить им компанию в Дряновский монастырь и этнографический музей-деревню Боженци. Посетить стоило и то, и другое. Чего говорить – смотрите на фото!
Автостопом по Болгарии
По дороге я поинтересовался, кто из русских мыслителей известен за рубежом. Оказалось, что на слуху там – имена Бахтина и Мераба Мамардашвили, а вот назвать кого либо из моих современников спутники затруднились. Частный случай, но дает повод для размышления.
Выбравшись из габровской глубинки, я лишь под вечер оказался в самом городе. И… не увидел ничего особенного. Похоже, что я начал привыкать к болгарским городам, а этот был тем более похож на симпатичный и не бедствующий промышленный кружок на карте Подмосковья.
Сразу за городом начинались Балканы, а до перевала Шипка оставалось 20 километров, которые я проехал в мироавтобусе с большой русской семьей.


оШипка. Утро туманное, или НЕ ПУСКАЙТЕ АНТОНА В ГОРЫ!

Непогода в горах, непогода


В эту смену с погодой прокол…


Юрий Визбор

В 10 вечера, когда долины уже погрузились во тьму, а за вершины гор еще цеплялся уходящий день, одинокий полисмен, охраняющий от катаклизмов русский монумент и свою сторожевую собаку, увидел молодого человека. Молодой человек то по русский, то по английский пытался втолковать что-то про «палатку» и «ночевать». Когда полисмен понял, что русский просит разрешения поставить палатку недалеко от монумента, он удивился, и осведомился о количестве. Полисмен еще более удивился, когда узнал, что русский путешествует один. В голове представителя власти произошли какие-то процессы, и он указал на поляну за памятником Александру II Освободителю, предупредив, что после девяти утра здесь будет много народу. Молодой человек поблагодарил и пошел вниз за своей сумкой.
Дело в том, что современная дорога пересекает хребет на 150 метров ниже, чем раньше, и оставляет легендарный перевал чуть в стороне. От дороги к мемориалу, чьи памятники раскиданы на довольно большой территории, ведет длинная лестница. Я мог идти в кемпинг, который, по словам работников местного кафе, находился в одном километре назад в сторону Габрово. Но моей Idea Fix была встреча расцвета на вершине – потому я и вел переговоры с полицией. Была надежда, что полисмен предложит ночевать в своей сторожке, но и вариант с поляной оказался вовсе неплохим.
Палатку я ставил уже под звездами. Поднимался ветер, а вдали гремела гроза. Я со всей силы натягивал полог, и по самое немогу вгонял колышки в каменистую почву (утром оказалось, что многие из них погнулись). Я не ошибся в выборе. Палатка оказалась добротной. Она выдержала и дождь, и ветер, не промокнув, не порвавшись и не потеряв тепла.
…В 6 утра зазвонил будильник. Я продрал глаза, одел кофту и покинул свой уютный домик. В прочем. Глаза я мог и не протирать – они мне практически не понадобились – все видимые окрестности (5 метров) устилал густой движущийся туман, а точнее – самое настоящее дождевое облако, мгновенно оставляющее на одежде конденсат и обильно поливающее долины. Делать было нечего. Я забрался в спальник и принялся досыпать, чтобы, проснувшись заново, перезагрузить скверное утро.
Автостопом по Болгарии
Автостопом по Болгарии
Ничего не изменилось и в 10 часов. В 15 метрах от меня к мемориалу проезжали машины, но я мог не опасаться, что палатку заметят. Я побродил по вершине, сделал несколько снимков и застал пару небольших «окон», когда очертания вокруг приобретали непривычную ясность. Я повернул назад.
Какой-то злой рок преследует меня в горах. В прошлом году, едва я отправился на Конжаковский камень, июльская жара сменилась на моросящий дождь и температуру, приближающуюся к нулю, что в этот месяц аномально даже для Северного Урала. Когда на третий день Конжаковского дела пошел снег, мы решили, что пора уходить. На Балканах ситуация повторилась в немного облегченном варианте – я убедился в подлости природы, когда, спустившись по другую сторону Старой Планины, я снова оказался под палящим солнцем. Только вершины были скрыты черными тучами. Остался только один вопрос: где ж сидит Саруман, который портит мне погоду? Ой, еще один: 19 числа я отправляюсь на Алтай. Обещают +30. Мне брать шубу?

Малые города и большой крюк.
От деревни Шипка на Софию лежало две дороги – первая уходила на Юг, к Пловдиву, и там вливалась в новенький хайвей. Вторая постоянно петляла вдоль стены гор, миновала несколько старинных городков и приводила в столицу более коротким, но гораздо менее популярным путем. Естественно, мне был симпатичен второй вариант.
Вдали от магистралей автостоп в Болгарии оказался довольно жидкий. С перевала я не мог уехать около 40 минут, пока сам не напросился к отдыхающему дальнобойщику. Потом меня перебрасывали на небольшие расстояния, где я подолгу ждал следующей машины. Если можно говорить о статистике, то идущего человека подбирали гораздо охотнее, чем стоящего.
Удача улыбнулось после обеда с видом на двухэтажный город Калофер, черепичные крыши которого умастились в горной долине. Над городом господствовал выбитый в камне Васил Левский – организатор провалившегося восстания 1876 года. На выезде из Калофера меня посадили 3 хиппового вида болгарина, вернувшихся с заграничных заработков и направляющиеся встречать друга в Софийский аэропорт. По их же словам, совсем недавно они сами занимались hitch-hiking-ом, а теперь куплена машина, и они решили посмотреть свою страну. Для чего и отправились в столицу по той самой центральной дороге.
Вместе с этими приятнейшими людьми я отведал ручьевой форели, погулял по улочкам очень приятной, но не попадающей в туристические маршруты Клисуры
Автостопом по Болгарии
и слушал болгарские песни в «раскрученной» как город-музей Копрившицы. Результатом этих остановок стало то, что в Софии мы оказались почти в 11 вечера. У меня был адрес хостела и телефон кемпинга, но болгары стали утверждать, что в столь поздний час я не смогу никуда попасть, и предложили ночевать у одного их них в Старой Загоре. Эти люди действительно внушали доверие. И я отказался от своих планов на Софию. Тем более, что мой корабль отправлялся через сутки, а Старая Загора была на 250 ближе к Варне.

Страна памятников.
Если Греция, это музей собственной античной истории, то Болгария – это один большой монумент собственным повстанцам. За время пятисотлетнего господства турок героев накопилось столько, что в некоторых городах их бюсты, в военных мундирах разных эпох, не умещаются на площадях и стоят прямо посреди улицы.
Наибольшее количество павших инсургентов дало восстание 1876 года. Именно тогда турки уничтожили население Старой Загоры а город стерли с лица земли. Старую Загору построили с чистого листа, не забыв поставить бравые монументы.
В 1923 болгары восстали вновь – теперь уже против фашистского правительства. Когда советские войска освободили страну в 1944, наряду с «неизвестными» солдатами и известными генералами, партизанами коммунистами свою порцию вечной памяти получили и эти люди.
Каменные или металлические глаза военных глядят отовсюду. Это – такая же неотъемлемая черта Болгарии, как обычай весить объявления о поминальных датах родственников на воротах и фонарных столбах. Нет. Я не против. Постоянно напоминать о своем прошлом лучше, чем забыть его вовсе. Но мне интересно мнение психологов – насколько этот культ влияет на человеческие умы и насколько он схож с нашим культом Великой Отечественной войны? Не является ли он причиной некоего стыда, заставляющего придумывать отдельную версию истории «для европейцев»?

Поезд через Балканы.

Покоя нам нету. Нам стук поездов
Подскажет сюжеты для будущих снов.


Вячеслав Ковалев

Я никогда не скрывал своей любви к поездам. Не покатавшись в софийском трамвае, я решил компенсировать неудачу, купив билет в вагон до Варны.
Болгарию охватывает развитая железнодорожная сеть. Пути – электрифицированные и не очень, соединяют практически все города страны. По основным магистралям электровозы тянут длинные составы, а в тупиках снуют вагоны-дизели. Билет на поезд обходится дешевле автобусного (автобус из Софии в Варну (450 км) – 25 левов, поезд – 17 левов, что по цене, приблизительно, равняется нашим электричкам – «экспрессам»). Между Софией и Варной, а также между их пригородами ходит более десятка составов в день, между другими городами сообщение реже.
Сам поезд, ввиду отсутствия больших расстояний (самый долгий маршрут – 10 часов), представлен некой помесью между сидячим и купейным вагоном. Все пространство поделено на ячейки, в каждой из которых находится миниатюрный столик и 6 сидений. Окна свободно открываются с обеих сторон вагона, спасая редких пассажиров от летней жары.
Для дальних поездок болгары предпочитают автобусы, которые ходят чаще и быстрее. Автобусы заполняются «под завязку». Вагоны в направлении Пловдив-Бургас были загружены средне, а вагоны Пловдив-Варна и вовсе были пусты. Не думаю, что иные направления заполнены больше.
Завершая теорию, могу вспомнить, что в расписании поезда указываются тремя цветами. Черным цветом – обычные, красным – «экспрессы», а также существует нечто среднее. Глядя на таблицу, можно сделать вывод: большого различия во времени и в цене у поездов, в действительности, нет.
Автостопом по Болгарии
Переходя к практике, отмечу, что нисколько не пожалел о выбранном мной средстве передвижения. Еще на перроне вычислил по рюкзакам «коллег» - вольных путешественников, и всю дорогу болтал с ними на уже привычном инглише. А поговорить было о чем - Симон оканчивал философский факультет в Копенгагене. Пока мы рассуждали о русской философии, за окном мелькали выгоревшие поля, деревни, телеги, трущобы и цыганские таборы на окраинах городов. Получилось довольно много хороших фотографий. Один раз поезд проехал прямо рядом с НАТОвским военным аэродромом, и я с любопытством рассматривал выползшие погреться на солнышко истребители и штурмовики. В Карнобате мне пришлось покинуть датских товарищей и перейти в варненскую часть поезда. Теперь состав шел через горы – я не мог налюбоваться скалами и утесами в ущелье Камчи, а когда Балканы остались позади, вечернее солнце заливало золотом варненские долины, и пастухи гнали домой свои блеющие стада.
Громко стучали колеса, и стаи птиц поднимались с зарослей в лиманах.
В воздухе пахло морем.

Здравствуй, мама!

Так это же Одесса!

Я уже описывал варненский морской вокзал. Однажды лишившись пассажиров, он, постепенно, оплыл жиром и утратил способность с комфортом вмещать в себя много людей.
А в Одессу отправлялись, как минимум, человек 150. Они сидели на больших сумках, стояли в очереди на регистрацию и на чистом русском языке поносили медлительность болгарских пограничников – они уже третий час не могли «обработать» всех прибывших. Практически все ожидающие в Одессу были русскими и украинскими туристами, чьи турфирмы нашли дешевый способ свозить людей на курорт. Выделялось несколько болгар, едущих по делам, и не было замечено в толпе ни одного вольного путешественника. Все разговоры велись о преимуществах отелей, о комфортабельности экскурсионных автобусов и некультурности местного населения. Стало невероятно скучно и захотелось домой.
К двум часам ночи пассажиров, уже успевших пресытиться ненавязчивым сервисом морского вокзала, стали пускать на регистрацию и на борт. Я постарался попасть на судно одним из первых, и успел занять, пожалуй. Лучшее место в эконом-классе. На носу, там, где сиденья уже закончились, а стенка еще не начиналась, оставалось много свободного пространства для сумок. Там я расстелил свой коврик, надул подушку и невозмутимо рухнул спать. Каких только скрюченных поз я не видел в креслах под утро!
400 километров, разделяющее Варну и Одессу, судно миновало за 9 часов, а билет обошелся мне в 62 евро. Приблизительно в 10 утра на горизонте появились берега Одессы-мамы. Одесса-мама не была гостеприимна к заграничному судну, но не превзошла в этом деле болгар. Для меня «выгрузка» заняла около полутора часов. Украинский пограничник задавал много вопросов: сначала, гладя на болгарскую визу, где синим по зеленому стоял штамп о прилете в Варну самолетом, оно спросило: «Вы ехали в Варну на этом же судне?» Я ответил, что нет. Снова взгляд на визу, и следующий вопрос: «Тогда как вы попали в Болгарию???». Я рассчитывал найти в Одессе более тонкий юмор. По-видимому, совместные учения с США не прошли даром. Потом этот тип долго допытывался, как я собираюсь уехать в Россию – минуты две я объяснял, что еду на автомобиле, и что не его это дело – кто меня туда повезет (ответил бы «поездом» - запросил бы билеты)
Потемкинская лестница, Дерибасовская, Соборная площадь, Привоз… Местные неформалы проводили меня до вокзала, где мне удалось взять билет на вечерний поезд в Киев. Сдав багаж, я еще 4 часа гулял по платановым аллеям и любовался местной архитектурой.
В Одессе никто не говорит: «Таки да!». В Одессе не услышишь украинскую речь. В Одессе называют гривни рублями, и за рубль на Привозе можно купить маленькую и очень вкусную дыню.
При наличии дипломатических способностей у неформалов, что тусуются у фонтана на Соборной практически круглосуточно, можно найти жилье на ночь. Я спешил в Москву, и от вписки, как и от более детального знакомства с Одессой, пришлось отказаться.

Хохловоз
Мой билет стоил всего 23 гривни (около 110 рублей), и помещал меня в общий вагон. Мне уже приходилось ездить в российских общих вагонах – в них продавалось не более 81 билета, и часто оставались свободные места. Оказывается, вместительные возможности общего вагона сильно недооценены. Сначала сидячие места были заполнены до отказа. Потом сидящим на «боковушках» пришла команда опускать столики, и свое место нашли еще девять человек. Затем заполнились и верхние полки, а в некоторых плацкартах люди уплотнились до четырех на одно сидение. Таким образом, в одном вагоне ехало более 108 человек, что не многим меньше вместимости электрички в час-пик.
Я проспал почти всю дорогу, заняв стратегическую позицию на верхней боковой.
В Одессе мне посоветовали не стопить машину прямо от Киева, а проехать на электричке до города Нiжин. В последнем я оказался в обед, долго шел до трассы, а когда дошел, оказалось, что она безнадежно закрыта на ремонт до самой границы. В этой ситуации наиболее оптимальным вариантом было продолжать движение на электричках, и в 8 вечера я достиг приграничного «хутора Михайловского». Проблема была в том, что до границы, и российских электричек оставалось еще 20 километров. Ближайший электропоезд до КПП отправлялся в 23.00, и это не оставляло никаких шансов выбраться на оживленные магистрали раньше, чем к утру.
Что ж, придется тратить деньги. Я хотел взять билет до Москвы, но плацкарты были лишь до Брянска. Разумеется, что в Брянске я подкатил к проводнику с предложением оставить меня в поезде. Но моя любовь к железной дороге никогда не была взаимной. За 400 километров до столицы наглый проводник запросил 800 рублей – мне оставалось только сойти с поезда и пожелать своему «благодетелю» счастливого пути.
Выбраться с брянского ЖД вокзала в 3 часа ночи, преодолев 20 километров городской застройки без денег и не нарвавшись на гопников, таксистам показалось не реальным. Тем не менее, они указали направление. Где-то через 20 минут застопился мужичек на уазике, который провез меня до самого выезда из города. А спустя еще полчаса я старенький грузовичок Mercedes мчал меня в Москву.
Так, 16 августа, в 10 часов утра, когда поезд с жадным проводником только подходил к Киевскому вокзалу, я пересек Рублевский лес и закончил свое путешествие.


Полезная информация:
Курс валюты:
1 евро = 1,95 лева
1 лев ≈ 18 рублей.
Владение населения русским языком.
Наблюдается у старшего поколения. Молодые люди практически не понимают русскую речь, зато многие из них говорят на английском или на немецком.
Стоимость проезда на городском транспорте: 0,6 лева (едина для всей Болгарии)
Стоимость проезда на междугородних автобусах: ≈ рубль на километр.
Болгарские кемпинги:
http://www.infocamping.com/en/europe/bulgaria/index.html
Болгарские хостелы:
http://www.hostels.com/en/bg.html
Low cost Hostel в Велко Тырново:
Улица Асен Русков дом 6.
Телефон: (++ 359) 0885 726 733
http://www.lowcostelhostel.com/
Катамаран «Крымская стрела»:
http://www.lstravel.com.ua/russian/crimean_arrow/
Отправление:
Одесса: понедельник, пятница 13.00
Варна: вторник, суббота 2.00
Полный билет:
140 евро (туда-обратно), 80 евро в одну сторону.
Студенты, инвалиды, участники боевых действий (при наличии ксерокопии подтверждающего документа)
109 евро (туда-обратно), 62 евро (в одну сторону)
Варна:
Интернет – 1 лев/час
Общепит: от 3 до 10 лев.
Мастерская по ремонту электроники: перекресток Генерал Колев и Иван Аксаков.
Выезд из города на Софию: автобус №22 до развязки.
Полная коллекция фотографий - http://photofile.ru/users/telcontar/2968290/

che_telcontarche_telcontar





Понравилось? Поделись с друзьями!