Белое солнце Белой пустыни

Белое солнце Белой пустыни
Белая пустыня не давала нам покоя целый год. Ровно с того момента, как мы про нее узнали, нам страшно хотелось туда попасть.
Спасибо родному правительству за двадцатьтретьефевральские выходные. Так быстро в поездку мы не собирались еще никогда - билеты купили за 2 дня до полета. На все про все у нас было всего 4 дня. Ничего, кроме Белой пустыни, нас в Египте не интересовало.

Мы прилетели в Каир поздно, почти в 11 вечера. Машина была заказана заранее – седан Нисан без ограничения пробега стоил в Херце 55 долларов в сутки. Карты Египта у нас не было, GPS-навигатора тоже. В Херце на вопрос, можно ли взять у них навигатор в аренду, спросили: а что это такое?
Я обхожу подряд все конторы с тем же вопросом – нет ли у них случайно GPS-навигатора.
GPS-навигатора не было нигде. Тогда я прошу карту Египта. Ее тоже ни у кого нет. В аэропорту ее не продают. Ладно, покажите мне, товарищи, на карте города, где мы сейчас находимся. Не знают. Ну не могут они показать на карте, где у них аэропорт. Даже приблизительно не знают. До сих пор удивляюсь, и как же это мы нашли все-таки Белую пустыню?

Пока все формальности уладились, настала полночь. Получили последние напутствия из Хертца – держитесь направления на Пирамиды, а там разберетесь, куда ехать! Разобраться куда ехать было делом непростым. Частота указателей на английском уменьшается прямо пропорционально удаленности от аэропорта. Я сначала очень переживала – и как же мы будем ездить по Каиру с его безумным движением? Но Дима сказал, что после Москвы все равно, в каком городе мира водить, и нажал педаль газа.

Ночью ездить было легче – машин было мало. Мы, конечно, пару раз заблудились, но до пирамид все таки доехали – примерно часа через два после выезда из аэропорта)))
Остановились на заправке купить продуктов в дорогу и узнать, собственно, про эту самую дорогу:
- А, езжайте прямо, а потом будет поворот направо.
- А через сколько будет поворот направо?
- Ну, не знаем через сколько, но скоро.
- А как мы узнаем, что это именно наш поворот?
- Это будет такой поворот, что вы сразу поймете, что он ваш!


Дальше мы искали хоть какой-нибудь указатель на оазисы. Думали, напишут что-нибудь вроде «Baharia или «farafra» ну или на худой конец просто «Оasis». А фиг вам. Знаете, что написано на указателе на оазисы? «Город 6 октября». Облазила весь ЛП в поисках этого места – нету его там. Свернули. Все равно другого поворота направо нам больше не встретилось. Спрашиваем у кого-то по дороге – на оазисы правильно едем? - Правильно!


Через час резко закончилось все. Постройки, машины, фонари по обочинам – ВСЕ. Мы отъехали уже километров 100 от Каира, и все еще плохо представляли, правильно ли мы едем. В восточных странах никому нельзя верить – они очень любят соглашаться на любой вопрос. Видим большегрузную машину на обочине – на оазисы правильно едем? – Правильно!

А потом вообще все закончилось еще больше. Заправки кстати тоже, а у нас маленький бак. Зато были звезды. И луна. Первый раз в жизни я видела, как луна всходит из-под горизонта, а не из-за зданий, деревьев, холмов и т.д. Всходила она медленно и красиво – сначала показалась одна только половинка, потом постепенно вылезла вся и какое-то время висела прямо у земли.
Спать хотелось очень. Решили остановиться у дороги и вздремнуть часок. Не тут то было. Было очень, очень холодно. Ветер слегка раскачивал машину. Чтоб не околеть, решили ехать дальше, не смотря на жуткую сонливость. А потом начало светать, и мы наконец-то увидели окружающий пейзаж.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Наконец доехали до Бахарии. Бензин уже почти на нуле. Хорошо, что тут есть заправка.

В оазисе Бахария главный и единственный город – это Бавити. Он довольно крупный, в нем много путаных улиц, магазинов и лавок. Вообще, надо сказать, что я представляла себе оазис совершенно по-другому. Воображение рисовало образ из какого-то советского мультфильма, где оазис – это огромные барханы, колодец с водой, три верблюда вокруг и две пальмы. Идиллическая такая картинка. Бахария совершенно на эту картинку не походила. Все было серым и унылым – запыленные пальмы, примитивные постройки. Мы даже не захотели остаться там поспать, хотя нашли крутую и дорогущую гостиницу – номер 70 евро за сутки. Заправились и поехали дальше, хотя спать лично мне уже хотелось невероятно.

После Бахарии стали появляться блокпосты. Сонные, закутанные до макушки в какие-то тряпки арабы задавали только два вопроса – наша национальность и сколько нас в машине. Блокпостов было довольно много, и мы ломали голову над этой их системой вопросов. Для чего это нужно? Ну, например, двое русских заехало, и двое же русских должно выехать обратно? Так мы можем поехать по другой дороге, а не возвращаться этой же. Может, они передают информацию о проехавших по рации? Чтоб понять, кто потерялся в пустыне на определенном отрезке пути? Но вряд ли у них есть рация. В общем, смысл блок-постов для нас остался загадкой.
А потом сон как рукой сняло – горы на горизонте стали белыми.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Аааа, как красиво! Уж не знаю, чем мы думали, но нас так поманила эта белая действительность, что мы свернули с трассы и поехали к этим горам. Дорога к ним выглядела очень надежной, накатанной. Какое-то время нам даже удалось по ней ехать. Стоило на полметра съехать с укатанной колеи, как мы глупо и безнадежно застряли.
Белое солнце Белой пустыни
Копали, толкали, подкладывали под колеса камни и коврики - ничего. Машина только сильнее уходила носом в песок. Стало ясно, что самим нам отсюда не выбраться. Дима ушел за помошью на шоссе, а я осталась типа "сторожить машину". Хотя, угнать ее отсюда все равно было невозможно при всем желании, да в общем то и некому. Через полчасика сидения на пригорке мне стало понятно, откуда тут такие причудливые скальные выветривания. Я даже думала, что еще через полчаса тоже превращусь в такое же белое выветривание. Было одновременно и очень жарко, и очень холодно. При обжигающем солнце дул такой сильный ветер, который нес тысячи мелких песчинок, обдирающих кожу и забивающихся в глаза и уши. Такой мощный, гигантский пескоструйный аппарат.

Помощь пришла в виде джипа. Наш спаситель покачал головой и сказал, что у нас не самая лучшая машина для езды по пустыне. Вытащить с первого, и даже третьего раза ему нас не удалось. Порвали тросс, испробовали разные варианты. Ура, победа! Все, урок на всю жизнь - больше никогда не поедем в пустыню на седане)) Хорошо, что мы застряли всего в получае езды от Фарафры, а то бы помощь пришлось искать гораздо дольше.

Фарафра по сравнению с Бахарией это полная провинциальная дыра. Пересечение двух небольших улиц, которые проезжаются из конца в конец за 2 минуты, или обходится пешком за 20. Все работоспособное население сидит вдоль дорог или в кофейнях, занимаются приятным ничегонеделаньем.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
А чего сидят то? Нет бы пойти в огороде покопаться, ну или в доме чего поправить. А то живут в полной, конечно, жопе, даже дверь не в состоянии сделать по размеру проема.
Белое солнце Белой пустыни
Оазис Фарафра все равно колоритен. Улицы радовали глаз наличием арабской разрухи и арабского идиотизма.

Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Что нас приятно удивило – люди спокойно давали себя сфотографировать. Если в Марокко дедки в платьях, видя направленный на них объектив, крыли нас проклятьями, то египетские аксакалы улыбались и радовались.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Как ни странно, но пока мы искали гостиницу, обед, сафари, чинили спущенные шины и т.д, успели так проникнуться духом оазиса, что нам там стало очень, очень хорошо. Есть что-то прекрасное в этом неторопливом, малолюдном и приветливом месте. Кстати, мы не видели других иностранцев на улицах, хотя самая крутая гостиница под управлением европейцев была «full».

Люди в Фарафре были абсолютно не приставучи, только раз одноглазый ребенок совершенно ненавязчиво предложил нам купить у него шерстяные носки.
Вещь эта в пустыне зимой, надо сказать, не лишняя. Мы заселились в гостиницу «Sunrise», правда, никакого санрайза наблюдать из окна ее было нельзя. Кроме нас в гостинице никто не жил. Когда мы зашли в номер, мне захотелось развести прямо на полу небольшой костерок – так было холодно. Поход в душ был равносилен подвигу каких-нибудь полярников. Мы договорились о сафари на весь следующий день, со встречей рассвета и заката. Стоило это нам 120 долларов, при условии, что в машине только мы вдвоем и водитель. Сюда же входила нехитрая еда.

Выезжали в 6 утра. На улице еще темно. Нашего водителя звали Максуд, но меня постоянно тянуло назвать его Джамшутом. Разница, в общем, не велика.
От Фарафры до белой пустыни 20 километров. Мы приехали к белым изваяниям ровно к восходу солнца.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Кроме нас, было еще две или три машины в обозримом пространстве, но люди, видимо еще спали. Наше полное одиночество нарушили только два японца. Так что «толпы народу в Белой пустыне» – это или некий миф, или нам так нереально повезло.

Пейзаж вокруг постоянно меняется. Сначала все становится нежно-розовым, потом – оранжевым. Пески и каменные изваяния последи них – это очень, очень красиво.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Я перед поездкой искала любую информацию о Белой пустыне, и многие, посетившие ее, писали, что ну вот пустыня, ну белая. Ничего особенного. Мы же были просто поражены. Наверное, эти люди были в какой-то другой пустыне, или им не повезло с погодой, или с водителем, или еще с чем то. Красота песков – она особенная. И время, в которое эту красоту можно наблюдать – оно очень короткое. Это буквально два часа после рассвета, и два часа перед закатом. Чем выше солнце, тем жестче свет, тем более плоским кажется пейзаж. Такие песочные рельефы можноснять только при низком солнце.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Наш Максуд кутается в шарф по самые уши: «Кольд»! Знал бы ты, милый, как у нас в России сейчас «кольд». Действительно, за ночь температура в пустыне падает почти до нуля. Нужны и перчатки, и шапка. Но чем выше поднимается солнце, тем теплее становится. К 10 утра печет уже нестерпимо. Ветра сегодня нет. Но искаженные эрозией известняковые глыбы выглядят так, будто ветер гонит снежные волны.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Разные типы эррозий очень хорошо видны на белом известняке. Эти борозды проделали песчинки, которые ветер гонит с огромной скоростью по мягкой породе.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Это - тоже эррозия, только ообразованная от удара песка в известняк.
Белое солнце Белой пустыни
Из всех английских слов наш Максуд хорошо знает только «mushrooms». По веем другим вопросам он каждый раз звонит своему более англоговорящему шефу и передает трубку. Но в принципе, водители знают все маршруты наизусть и сами свозят вас в наиболее красивые и эффектные места. Это – одно из них.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белая пустыня еще и очень разная. Это не только знаменитые «грибы», или «снег» между песков, это еще и странные песочные наросты самой разнообразной формы, и каменные полурассыпавшеся глыбы из коричневой породы.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белую пустыню постепенно заносит песком. Целые желтые "озера" образуются в белых углублениях.
Белое солнце Белой пустыни
В некоторых местах песка уже так много, что торчат только отдельные белые "острова".
Белое солнце Белой пустыни
Эта часть Белой пустыни называется New Desert. Известняковые глыбы тут огромных размеров.
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Внезапно налетел ветер, появились облака. буквально в полчаса все небо было затянуто. Мы гадаем - будет закат или нет?

Белое солнце Белой пустыни
Освещение постепенно становится мягким, краски снова меняются.

Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
А потом солнце не садится - солнце сваливается за горизонт. Как мало времени! Бедный наш Максуд, мы его совсем загоняли. Бросаем машину, бежим между камней. Максуд молодчина, едет тихонько за нами, старается убирать машину из кадра. Ему все время смешно - мы в его глазах наверное ведем себя как полоумные - лезем на скалы, ложимся в песок, гоняемся, в общем, за видами. А сколько раз в своей жизни он видел все это?
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Белое солнце Белой пустыни
Закат и восход в Белой пустыне - самое яркое фотовпечатление мой жизни. Невозможно передать это ни словами, ни фотографиями.
Солнце садится, становится черно. Мы едем назад, в гостиницу. Предстоит ночевка в нашем холодном номере и рано утром выезд назад, в Каир - послезавтра у нас самолет.
Теперь о практической стороне.
Авиабилет Москва-Каир-Москва стоил 12 000 рублей/чел
Машина в аренду - 215 долларов на 4 дня. Бензин стоит очень дешево.
Аренда джипа в белой пустыне - 120 долларов в день, но можно дешевле, надо торговаться.
Гостиница в Фарафре - около 25 долларов в сутки, переплатили, надо было торговаться больше.
Еда - около 10 долларов с человека за полный обед с салатами. супами, рисом-картошкой-мясом.
Каир - дороже. нужно избегать туристических мест, но даже не в туристических с европейца возьмут втридорога, чем с местных - цены все равно почти нигде не написаны.
До сих пор плАчу о свежевыжатых соках в Каире - клубничный, апельсиновый, гуава- 15 рублей за большую кружку. Покупали клубнику на рынке - полдоллара за кило. Эх.

pontorsonpontorson





Понравилось? Поделись с друзьями!