Флоренция встретила нас теплой солнечной погодой, людскими толпами, художниками, мимами, огромным количеством собак и еще большим количеством мопедов. Именно здесь я впервые так плотно столкнулся с этим дьявольским изобретением, многочисленные отродья которого затем отравляли мне жизнь весь остаток поездки. Это я чуть вперед забежал. Сперва конечно надо сказать об итальянских поездах, а пока для затравки, и чтобы вы не скучали, вот вам фотография упомянутых выше собачек.
Это, если кто не знает, Флорентийский гончий леводав. Его еще часто по незнанию путают с чау-чау.
Флоренция

Из Венеции мы выехали с утра. Еще в Москве, на этапе планирования, я встал перед выбором – купить билеты на Евростар или Интерсити (это две ЖД компании). Второй вариант конечно был дешевле, но уходил с какого-то левого вокзала на материке, до которого еще доберись, и во Флоренцию прибывал на не менее левую платформу. Да и шел на час дольше. Сделал выбор в пользу времени в ущерб деньгам. Зато как белый человек, пофланировав последний разок с чемоданом по набережной, уже через 5 минут был на вокзале Санта-Лючия, приготовившись к бардаку и задержкам. Итальянцы же. Всем известно, что в Италии поезда последний раз по расписанию ходили еще при Муссолини. И с тех пор, как говорят, водители паровозов клеят его портрет на стекло кабины, лицом наружу – как бы намекая окружающим, что при дуче был порядок. А сейчас порядка даже у немцев нет, я от их закидонов чуть не поседел год назад в результате неравной борьбы. Я – один, а они мало что железные, так еще и немецкие.
Худшие подозрения оправдались – наш поезд в расписании был, но платформа не была указана. Ага, - подумал я радостно, - хорошо, что мы не торопимся. Минут за 15 до отправления появилась платформа, сразу подошел поезд, и благополучно-европейский с виду народ кинулся к вагонам, как на хлебный поезд в Ташкенте начала 20-ых. Поезд отошел с задержкой буквально минуты в три. Ага, - подумал я с надеждой, - ну, сейчас-то как встанем где-нибудь, и во Флоренцию точно приедем с недетским опозданием.
Поезд внутри был подозрительно чистый и удобный. Зато мест для чемоданов в вагоне не было – только пара полок у тамбура. Так как я заскочил практически первым, свой чемодан сразу ловко пристроил на верхнюю полку. А все, кто заходил позже или на промежуточных остановках, потом грустно и растерянно бродили по вагону минут по 10, протискиваясь по проходам, ища свое место, иногда находя на нем зайцев, которых тут же азартно били всем вагоном. Пока горестно не осознавали, что только этот закуток для чемоданов и подходит. А поскольку он уже был забит под завязку, то добавление каждого нового предмета в общую кучу превращалось в увлекательный тяжелоатлетический тетрис.
Я же, сидя как раз в конце салона, на каждой остановке ненавязчиво, как бы обозревая любопытно окружающую действительность, выворачивал голову на 180 градусов, зорко приглядывая за своим чемоданом, чтобы кто по злоумышленному недоразумению его не стащил. Наслушался в свое время разных ужасов про итальянских карманников. Хорошо, остановок было мало, а то бы заработал травму шеи.
Во Флоренцию прибыли строго по расписанию. Ага, - подумал я чуть разочарованно, - ну это был Евростар, а вот до Рима поеду на Интерсити, там точно задержат часика на два-три. Или забастовку устроят всеитальянскую. Столкновения с полицией, баррикады, коктейли Молотова в барах по дешевке, слезоточивый газ, наш бронепоезд на запасном пути. Итальянцы ведь – должно же что-то пойти наперекосяк. Вот в таких благостных мыслях я и ступил гордо и величаво на флорентийскую землю, которая ничуть не менее плодовита на великих людей, чем, скажем, Венецианская. Стоит только вспомнить хотя бы таких великих просветителей, гуманистов и химиков-любителей, внесших огромный вклад в теорию и практику работы с мышьяком и цианидами, как семья Медичи.
Флоренция встретила нас теплой солнечной погодой и культурными проявлениями в лице Девушки с жемчужной сережкой. А также собором Санта-Мария Новелла, в переулке рядом с котором и был распложен наш отель «Ницца» (Via Del Giglio, 5).
ФлоренцияФлоренция
Удачно заселившись, достав из натерпевшегося страху в поезде чемодана все, что там были вещи, и беспорядочно разбросав их по комнате в целях создания уюта, притомились и решили перекусить. По Венеции мы бродили наугад, повинуясь зову сердца и желудка. По Флоренции же был путеводитель, в котором в частности наличествовал список мест, где можно вкусно и (теоретически) недорого пожрать. Ближайшее оказалось прямо за углом. Я настороженно заказал пиццу Каприччозу, а жена к тому моменту крайне соскучилась по супам. Жидкого и горячего ей захотелось, видите ли. В меню присутствовал ровно один суп, из описания которого было понятно, что он горячий и перченный. А вот из чего сварен, я с голоду и устатку затормозил – mussel говорилось в английском подстрочнике меню. Овощ какой – наивно решили мы. Мне принесли блюдо с пиццей, жене – тарелку с огромной горой черных ракушек. Точно, - вскричал я радостно – Массел – это мидия!!! По взгляду жены понял, что она всерьез рассматривает возможность прямо тут же стать вдовой в результате определенных насильственных действий. Останавливал ее лишь тот факт, что я предусмотрительно скрыл пин-коды наших карточек. То, что в меню называлось супом, представляло из себя огромную гору мидий в раковинах и немножко бульона, в котором их варили, на самом дне – очень перченного и безбожно пересоленного. Похлебала супчика, ага. Но надо признать приготовлено было вкусно, и к концу обеда жена оттаяла, вынеся мне, однако, первое строгое предупреждение.
Сыто и благодушно озираясь, начали экскурсию по городу, неумолимо продвигаясь в центр к площади Дуомо. Главный флорентийский собор Санта-Мария-дель-Фьоре как-то очень неожиданно выпрыгнул из-за угла и сразу напрочь сорвал крышу (мою), бело-зеленой громадой, заслоняя все вокруг и вознесясь крышей (его) ввысь. Весомо, грубо, зримо. Не ожидал. Долго стояли подле, в восхищении разинув рты. Рядом расположен был Баптистерий (аж 12 век) тоже симпатичный, но полностью потерявшийся в тени и на фоне собора (правый нижний – дверь в него). 
ФлоренцияФлоренцияФлоренцияФлоренция 
Походив вокруг и поцокав языками, заняли очередь на вход. Думали, платный – оказалось свободный. По происшествию некоторого времени я начал лихорадочно высматривать знаки, а можно ли внутрь входить с рюкзаком? А то, знаете ли, был случай. В Венеции, когда стояли в схожей очереди в Сан-Марко, я в последний момент заметил знак, запрещающий вход внутрь с сумками и рюкзаками. Но черед наш уже подходил, и бежать искать, куда там положено сдавать поклажу, не было ни времени, ни желания, потому как из пространной инструкции следовало, что надо выйти с площади, найти какой-то дом, в нем подъезд, в нем утка, в ней яйцо. Нуевонах. Снял куртку, одел рюкзак, одел куртку поверх. Жена на меня внимательно посмотрела и вынесла свой суровый, но справедливый вердикт: «Горбун из Сан-Марко». Для придания образу цельности чутка скрючился и стал припадать на одну ногу. Плюс насвистывать «Belle», нервно подергивая левым глазом. Все равно не пустили, хотя я абсолютно точно знаю за собой недюжий актерский талант. Но в Санта-Марию пускали всех, хоть с рюкзаками, хоть с клетчатыми баулами, хоть с кучей поддельных сумочек Гуччи.
Внутри было просторно. Весьма. Если не ошибаюсь, это четвертый в мире по величине собор. В него 30 тысяч человек вмещается. У нас стадион в городе был футбольный всего на 20 тысяч, т.е. в полтора раза меньше. Так там один мой знакомый с отцом с северной трибуны за сезон на машину заработали, правда не новую. Хотя трибуна была плохонькая – за воротами, но даже она пустыми бутылками за полгода обогатила целую семью. А хорошая боковая трибуна – вообще была золотая жила. Клондайк, Эльдорадо! Смекаешь, Шарапов? В таких размышлениях поймал себя за высматриванием окрест пустых бутылок, тем более что в рюкзаке, столь удачно пронесенном внутрь, была масса места. Тьфу-ты! Предался положенному в таких случаях душевному спокойствию и благолепию.
ФлоренцияФлоренция
В рамках традиции, после завершения осмотра самого собора, было принято решение немедленно лезть на стоящую рядом кампанилу. В отличие от Венеции тут все было по-честному – никаких лифтов, а только узкая лестница и ногами вверх – бегом от инфаркта. Одолев некоторое количество пролетов, выскочили на просторную площадку. УФФ, - крепкие еще, - решили мы с женой, - вон как быстро добрались. Только кампанила какая-то низенькая. Осмотрев площадку, обнаружили в дальнем углу неприметную лестницу дальше вверх. Вывалившись на следующую площадку, снова обрадовались, пока не нашли в дальнем углу еще одну лесенку. И так 4 раза! Надо было видеть лица людей, как изменялось их выражение от радостно облегченного при выходе на площадку до угрюмо-обреченного, когда они обнаруживали очередную лесенку. На крыше уже по инерции искали еще лестницу. В небеса. Потому что голова думать нормально отказывалась.
ФлоренцияФлоренцияФлоренция
Вид открывался на редкость. Весь город как на ладони. Сплошь крыши и крыши. И только тут и там на них садики. Вот ведь хитрые итальянцы. На улицах в центре, почитай, ни одного деревца нету, не говоря уж о целых газонах – вот и выкручиваются, как могут. На балконах пальмы в кадках, на подоконнике герань, на мониторе кактус, противорадиационный. Многие верхние этажи по периметру опоясывает балкон, превращая в кондоминиум пентхаузов. Карлсоны-огородники, чтоб я так жил. Немаленький по жизни Баптистерий внизу смотрелся скромной сарайкой.
ФлоренцияФлоренцияФлоренцияФлоренция
Налюбовавшись, обратился в другую сторону, и тут мне стало плохо – купол собора, зараза такая, был явно выше нашей башни, а главное на нем тоже присутствовали люди! Мой рекорд был побит всего через пару минут после взятия высоты, а сил на новый подвиг уже не осталось. Я то думал та дверь, ведущая на купол, вела ПОД купол внутри собора – шарились там люди на узком балкончике, разглядывая фрески на потолке. Фрески, понятно, – дело хорошее. Их рисовали два веселых художника, которых потом чуть не забанили за это. Уже перед самой сдачей объекта выяснилось, что в толпе святых на заднем плане они нарисовали себя (это еще ладно – так многие делали), своих друзей, знакомых и чуть не любовниц (а это уже был перебор). В общем, ради фресок лезть не хотелось даже таких занимательных, а что там еще и выход на крышу был, я не знал! А купол казался (и оказался по факту) на 5 метров выше! Полюбовался еще вокруг, но осадок остался. Предупреждать же надо о таких вещах! На входе!
Зато вниз бежали весело и вприпрыжку. Рассматривая надписи на стенах. Несмотря на строгие запрещающие таблички, надписи были во множестве. Хотел по аналогии тоже накарябать. «Николаич». Хотя нет, лучше традиционно зашифроваться, чтобы подумали на какой другой народ. Например, на исландцев, и написать «Николсон»! И даже приписать «Джек»! И пусть потом отдувается. И только достал специальный штопор многофункциональный, как увидел картину, которая потрясла меня до самого основания. Внизу по лестнице спускался мужик. Он, ловко помогая себе руками, перетаскивал свое основание с одной ступеньки на другую (ниже), без участия ног. Т.е. собственно на жопе спускался. Прыг-скок. Поскольку было все это на подходе к очередной площадке, мужика обогнали и оглянулись – тот был в хлам! Понятно, раздухарившись, им сотоварищи (потрезвее) было принято решение лезть на башню, но силы кончились несколько раньше расчетного времени, и их не осталось даже на достойный ногами спуск, вот и устроил гонки на ягодицах. А то-то я смотрю прямо у собора скорые дежурят в подозрительном количестве. Это вот для таких посетителей. Хотя случись что – по тем лестницам не то что носилки, там два человека в ряд не пролезут. 
Флоренция
Пошли в сторону Площади делла Синьория, где расположен Палаццо Веккьо, и куда выходит торцом галерея Уффици. Там, облюбовав взором все вокруг, приступил к фотографированию статуй – очень люблю статуи фотографировать, они спокойно стоят, не дергаются, не бегут никуда и даже не моргают, портя кадры. Сперва, понятно, навел на Давида (не настоящего – клон). Фотоаппарат услужливо автосфокусировался на члене статуи. Отпустил кнопку, выставил в центр кадра голову и снова нажал. Фотоаппарат услужливо автосфокусировался на члене статуи. Внимательно осмотрел фотик – японский Олимпус, раньше я за ним таких наклонностей не замечал. Или он хотел привлечь мое внимание к тому факту, что Давид таки не обрезан, а значит в истории о нем что-то не совсем ясно. Был ли второй царь Израиля, младший сын Ишая из Бет-Лехема, иудеем. Или был он арием, а то и древним укром? Странно все.
ФлоренцияФлоренцияФлоренцияФлоренция
Остальные статуи:
Принуждение к мин… к миру 
Флоренция
Танго
Флоренция
Развод по-итальянски 
Флоренция
Вокруг по традиции все было засижено людьми, так что голуби завистливо утирались. Я сначала такую плотность столпотворения приписывал тягой к культуре и прекрасному, а потом понял, что во Флоренции тупо негде больше сидеть, по крайней мере в центре и окрестностях. Единственные лавочки – те что выпилены из камня 300-500 лет назад. Более новых, скажем, из дерева или железа нет. Вот и сидят люди на ступеньках, столбиках оград, любом выступе из стены здания, на бордюрах, а то и просто на мостовой. Нет скверов, газонов, кустов, деревьев. Нет ничего кроме узких улочек, да площадей. С одной стороны крайне недружелюбно, а с другой можно, покопавшись, найти меркантильный умысел. Хочешь посидеть? Садись в кафе или ресторане. Потрать денег. Нефиг тут забесплатно рассиживаться. Вас много, а нас меньше.
ФлоренцияФлоренцияФлоренцияФлоренция

nikolaitschnikolaitsch





Понравилось? Поделись с друзьями!