На пути из Виктории в Марсальфорн, слева от шоссе, высится холм странной формы. Он похож на спящий вулкан... собственно, когда-то о холме Та’ Мерзу (TaMerżuq) так и думали. 

Мало того – многие утверждали, что видели извержение! «Сначала из расселин повалил густой дым, потом в небо начали выстреливать вспышки света, и холм стал плеваться лавой», - рассказывали люди, явно наделенные богатым воображением. Богобоязненные гозитанцы мигом составили петицию о том, что на холме нужно как можно скорее водрузить крест, и отправились с этим документом к епископу.Сановный клирик выполнил их просьбу. С тех пор никто больше не докладывал о плохом поведении холма. Вот что крест животворящий делает!Еще одна легенда повествует о том, что Бог решил наказать жителей Гозо, и погрузил остров на несколько дней в темноту. В конце третьего дня луч света (по-мальтийски “merżuq”) показался из разверзшейся вершины. Поэтому холм и стал носить имя Луча Света.

Статуя Спасителя была воздвигнута здесь в 1904 году, когда остров Гозо был посвящен Христу. Холм после этого получил еще одно название - tas-Salvatur, т.е. Холм Спасителя. Статуя была воздвигнута на месте деревянного креста, который поставили после «извержения» несуществующего вулкана. Однако конструкция не выдержала борьбы со стихиями и была заменена на другую в 60-х годах XX столетия. Впрочем, и она не продержалась долго: пьедестал не перенес сильной грозы и разрушился. Обломки старой статуи до сих пор разбросаны по склонам холма. А новая скульптура, которую мы видим и сейчас, была сработана из железобетона, и поэтому ни дождь, ни град, ни ветер ей не страшны (хотя ничто не вечно, конечно). По форме - это уменьшенная копия знаменитой статуи Спасителя в Рио-де-Жанейро, которая украшает гору Корковадо.
Гозо – место мистическое. Здешние религиозные памятники – от соборов до ниш со статуями святых – способны, как ни странно, тронуть сердца даже нерелигиозных людей, и им почему-то не кажется зазорным совершить паломничество к какой-нибудь гозитанской святыне. И вот, поддавшись какому-то странному чувству, отдаленно напоминавшему религиозное волнение, я согласилась совершить восхождение на холм Тас-Сальватур в первую неделю после Рождества.

В мальтийских широтах выдаются такие тусклые дни, когда все вокруг становится серым - обычно лазурное небо, бирюзовое море, охристые скалы... Именно в один из таких дней мы отправились в наше паломничество – через серо-зеленые поля, вверх по серо-черному холму действительно не совсем обычной формы, к маленькой (так казалось издали) и трогательно-одинокой статуе Спасителя.

Несмотря на то, что окрестности Тас-Сальватура выглядят пустынными, к самой возвышенности буквально «не зарастает народная тропа». Пускай вдаль убегает широкая трасса, ведущая к «гозитанской Буджиббе» - Марсальфорну, - такого рода дали манят далеко не всех! Куда заманчивее оставить машины на пустынной обочине и большой нестройной группой (как и полагается паломникам) не спеша потянуться через поля к подножию холма.По мере того, как мы приближались, статуя Спасителя уходила от нас все выше и выше. Железобетонный Христос словно все шире и шире разводил руки, приветствуя заглянувших к нему в гости. Когда мы наконец взобрались на вершину, мы в полной мере осознали свои истинные масштабы на фоне окружающего нас океана каменных волн. Пигмеи у Иисусовых ног!

Увы, на некоторые вещи все же приятнее смотреть издалека...

Огромная статуя Христа оказалась примитивно сработанной и была покрыта стекловолокном (из такого материала делают на Мальте лодки).

По склонам холма были разбросаны каменные осколки прежней статуи, в одну из которых забралась младшая сестренка моего мужа и, лежа на неудобном каменном ложе, вперилась глазами в захватывающие дух картины открытого моря и побережий. Остальные участники нашей импровизированной паломничьей группы деловито и по очереди фотографировались на фоне панорамы Марсальфорна...Но я отошла от них и укрылась за статуей на противоположной стороне вершины. Мне хотелось на несколько минут остаться наедине с собой и окружающим меня простором. И здесь, у подножия грубо изваянной статуи, мне на миг показалось, что я понимаю, что значит это удивительное, мистическое чувство единения души со всем миром, которое воспето многими великими людьми от св. Франциска до Чехова. Я думала о том, что скульптор, лепивший эту статую, придал железобетонному Христу единственно правильную позу – ведь стоя в одиночестве на высоком холме, открытом солнцу, ветру и дождю, так и хочется раскинуть руки, чтобы обнять весь мир – и взмыть в небеса...

Источникиинформации:Joseph Bezzina, “Forty more legends from Gozo: stories of bygone times” – Rabat, Gozo: Gaulitana, 2000http://www.gozo.gov.mt© Светлана Велла Агафонычева
Январь 2006 – январь 2009





Понравилось? Поделись с друзьями!