Хата Morgana
В Дубаи, в этом космополитичном государстве-сыворотке, средоточии дизайнерских изощрений и громадных капиталов, где на каждый квадратный метр песка приходится цистерна нефти и пару центнеров понтов, все-таки есть одно чудное место - оазис Аль Маха. Когда попадаешь туда, кажется, что совершил путешествие во времени на сто, двести, тысячу лет назад. Все так же неспешно, как песчаные часы, движутся за ветром дюны, все так же величаво бродят по ним остророгие антилопы и все так же колышет вечерний ветерок листья пальм оазиса. И понимаешь, что ты – тоже песчинка в безбрежном людском океане, и жизнь твоя несоизмерима с жизнью древней планеты… Прочувствовав это однажды, немножко меняешь свое мироощущение, теряешь излишнюю суетность, становишься мудрее и умиротвореннее. Здесь, в пустыне, слышно, как садится солнце, видно, как остывает вечерний воздух, и ощущается запах столетий…

Пешеход в Дубаи не в почете. Это существо настолько низшее, что об этом даже неудобно говорить. Все передвижение осуществляется только на автомобилях. Здесь они есть у всех, поэтому даже при всего-то миллионном населении, огромной площади и шестиполосных дорогах великолепного качества траффик сродни московскому, и то и дело образуются заторы. Самое раздолье для гуляющих – гигантские магазины, где не только пешком побродить, но и на лыжах прокатиться можно. Еще можно кое-как погулять внутри квартала, в который ты приехал на машине. Вообще, транспортная система Дубаи больше всего напоминает березу. Толстые ветки – магистрали, ветки потоньше – просто широкие дороги, и только проехав по самой тоненькой веточке, попадешь на крохотный листик, где уже можно гулять в свое удовольствие. Но куда ни пойди – через пару минут упрешься или в набережную, или в жужжащее шоссе, огороженное внушительным отбойником. Отчаянная попытка перелезть через отбойник и попасть на другой «листик» обречена – с очень высокой вероятностью можно попасть под мчащийся по идеально ровному асфальту «Бентли», «Порше» или «Феррари», или даже – о позор! – под какой-нибудь занюханный мерседесишко. Поэтому первых три дня, пока мы жили в городе, приходилось мерять шагами отведенную тебе камеру вокруг отеля или другого туристического места, а на все остальное глазеть через стекло и надеяться, что за городом можно будет пройтись хотя бы по пустыне.
Хата Morgana
Хата Morgana
Ничуть не бывало! За городом ощущение заключенного усилилось. Все автострады огорожены колючей проволокой. В этих стройных рядах нет ни дыр, ни калиток – прорваться через колючку можно лишь там, где с магистрали есть съезд, а их немного. За колючкой живут бедуины, вволю гуляют там во всех направлениях, пока мимо них, блестя и сигналя, проносится по узкой полосе дороги то, что мы гордо привыкли считать «жизнью». Это еще большой вопрос, у кого больше свободы и кого от кого отгородили, во избежание. Хотя, по легенде, ограждения из колючей проволоки сделаны для того, чтобы на трассу в поисках жалкой растительности не выперся какой-нибудь праздношатающийся верблюд.
Но вот наша машина свернула с трассы на незаметный боковой съезд, нырнула в тоннель под магистралью и выехала с другой стороны. «Жизнь» понеслась широким потоком дальше, в сторону Саудовской Аравии, а наш путь, прихотливо извиваясь, потянулся вглубь рыжих аравийских барханов. Дорога стала более привычной и приятной – кое-где на нее намело песочку, кое-где в асфальте зияли столь милые славянскому сердцу выбоины. Но увы, по обеим сторонам нас все так же стройно и неумолимо сопровождали столбы, поблескивающие стальными шипами. Еще десяток километров – и коридор из колючей проволоки увенчался закрытыми воротами. Ну вот, «воронок» прибыл на место! Когда ворота начали со скрипом отворяться, взбудораженное воображение уже рисовало людей в форме с автоматом и каменным лицом, а также непременный злобный оскал немецкой овчарки. Однако ворота растворились шире, и перед нами в качестве сурового стража предстал улыбающийся араб. Мы оформили все документы на въезд, проехали через ров с водой (помыть колеса!) и оказались внутри самой замечательной территории во всех Эмиратах. Да, она тоже огорожена колючей проволокой, но это вовсе не та «зона» - это зона заповедная, в которой заботливыми руками восстановлена и даже несколько приукрашена исконная аравийская природа – Аль Маха.
Хата Morgana
Хата Morgana
За воротами сразу разбежалась подальше вся колючая проволока. Еще несколько километров по песчаной дороге между барханами и чахлыми саксаулообразными кустарниками – и перед глазами путника, как мираж, как пустынная fata morgana, открывается на склоне остров буйной зелени, из которой то там, то сям торчат светлые крыши, напоминающие бедуинские шатры.
Хата Morgana
Хата Morgana
Проект Аль Маха в некотором роде уникален. Это отель-заповедник. На территорию заповедника нельзя попасть, не являясь гостем отеля. Отельные гиды в свободное от гид-отной работы время являются научными сотрудниками заповедника, изучают местную флору и фауну и оказывают ей всяческое содействие. В отличие от традиционной дубайской космополитичности (уместнее назвать это «свалкой культур»), Аль Маха – это органичный сплав арабской роскоши и британского колониального консерватизма, настоящий африканский сафари-лодж в аравийской пустыне.
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Попадая в Аль Маху, вы разом погружаетесь в середину, а то и начало прошлого века. Здесь представлена крупнейшая на Ближнем Востоке коллекция арабских древностей – всевозможных сундуков и сундучков, тканей, бронзовых кувшинов и керамических горшков. Причем эти реликвии не лежат за музейным стеклом – их можно пощупать и повертеть в руках, ведь они в большом количестве находятся как детали интерьера в каждом из шикарных бунгало отеля. Внутреннее убранство этих «бедуинских шатров» просто поражает своим великолепием, даже главный бедуин планеты – Муаммар Каддафи – и тот бы остановился здесь с огромным удовольствием. Здесь все сделано со вкусом и изяществом, присущим самому настоящему Моргану бин Ротшильду аль-Вандербильду. Двери домика открываются не пластиковой карточкой – нет! – огромным ключом; к кранам в потрясающем санузле недостаточно просто поднести руку – нет! – их надо открутить! Стоимость проживания в этом уникальном отеле тоже по карману лишь очень богатым людям, но, во-первых, другого такого места на Земле просто нет и, во-вторых, весь заповедник содержится только на отчисления от прибыли отеля, поэтому заоблачные цифры вполне оправданы.
Хата Morgana   Хата Morgana
За редкими исключениями, весь персонал отеля, начиная от поваров и заканчивая генеральным менеджером, из Южной Африки или Намибии. Младший персонал – официанты, уборщики – темнокожие, а гиды и менеджеры – потомки буров и англичан. Белый обслуживающий персонал ошарашил – наверняка нигде больше в ОАЭ ничего подобного нет. Доставшийся нам гид по имени Саймон рассказал, что в отеле возможны шесть видов активного отдыха – джип-сафари по барханам (цель – погонять по песку), джип-сафари по дорогам (цель – посмотреть на животных), стрельба из лука, прогулка на верблюдах, езда верхом и соколиная охота. Еще Саймон предупредил, что из шести мы можем выбрать только два; кроме того, для езды верхом на лошадях нужен хороший опыт, ибо лошадей берут в соседнем клубе, это настоящие арабские норовистые скакуны, и сладу с ними никакого нету. Мы остановились на поездке за животными и соколиной охоте. Очень хотелось вблизи посмотреть на орикса – антилопу, которая дала имя и оазису, и отелю, и заповеднику, ведь именно она и называется по-арабски «аль маха», а в соколиной охоте привлекало то, что это старинный шейховский вид спорта.
Хата Morgana
Аль Маха – не просто подходящее название отеля-заповедника, ориксами пропитано буквально все на его территории. В Дубаи настолько мало чего-то исконного, что таким подарком судьбы нельзя было пренебречь. Аль маха красуется на всей символике отеля, в магазине продаются эксклюзивные изделия с вездесущей антилопой, даже воздух в отеле пахнет ориксами. Последнего изыска менеджерам отеля было добиться несложно – они просто разбили на территории газоны, и антилопы по ночам забираются внутрь и кушают травку. Остающийся после них «аромат» вовсе не так противен, как могло бы показаться. Он только подчеркивает единение отеля с природой, и гораздо более уместен там, чем парфюмерный освежитель или, например, выхлопные газы. Небольшие стада этих антилоп и более мелких газелей бродят по окружающим барханам, отдыхают на берегу искусственного озера в тени искусственно посаженных деревьев и вообще всячески красуются перед туристами. Для удобства отдыхающих в каждом номере лежит сильный бинокль, позволяющий рассмотреть антилоп во всей красе. Животные здесь боятся человека не больше, чем их далекие предки, аравийских хищников давно истребили, поэтому копытным здесь очень привольно и вольготно.
Хата Morgana
Хата Morgana
Саймон выглядел великолепно, эдаким путешественником с обложки. Безупречно отглаженные рубашка и шорты в стиле сафари, чистейший джип и ослепительная улыбка. Первые пару километров зверье не попадалось, хоть мы с Саймоном и смотрели во все глаза, принимая за лежащую антилопу то высохший корень, то непонятного происхождения бревно. Попетляв минут десять по барханам и показав прибывшим прелести обжигающей пустыни (за бортом было +42), Саймон пообещал, что скоро антилоп мы увидим. Его уверенность базировалась на стоящих в укромной микродолинке кормушках и искусственном водопое. Там действительно отдыхало несколько ориксов, среди которых были и песочного цвета детеныши.
Хата Morgana
Хата Morgana
- Фотографируй лучше из машины, - предостерег Саймон. – Они машин не боятся, а человек для них все еще немного враг. Тем более, когда у них детеныши, они могут быть агрессивными…
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
После водопоя животные стали попадаться на каждом шагу. Мы видели цепочки карабкающихся на барханы ориксов, поднимающих копытцами облачка пыли газелей и даже одного случайно забредшего сюда бедуинского верблюда. Дальше гряды песчаных дюн закончились, и началась ровная каменистая местность, в которой кое-где зияли внушительные воронки.
- Тут что, противопехотные мины остались? – спросил я у Саймона.
- Нет, ящерицы… Это их норы… Да вон один бежит!
Хата Morgana   Хата Morgana
К воронке со всех ног неслась довольно крупная тупомордая зверюга, оснащенная желтым хвостом, больше всего напоминающим погремушку гремучей змеи.
- Этих тоже лучше снимать из машины.
- Понятное дело… Ориксы с виду гораздо ласковее, чем это чудовище!
- Да нет, они как раз травоядные, совершенно безвредные, но страшно пугливые. Чуть что заподозрит – сразу в нору и долго из нее не выйдет.
- А вход в нору один? Или, как у сурков, несколько?
- Вход один.
- А давай тогда одного отрежем от норы и поснимаем?
- Нет уж… Во-первых, мы его напугаем. Во-вторых, под нашими колесами осядет песок. В-третьих, он это запомнит и будет потом в норе голодный сидеть и дрожать. Ты уедешь, а что я следующим туристам покажу?
Возражать было абсолютно нечего. Саймон был прав на все сто.
Когда отель был в пределах прямой видимости, я попросил Саймона выпустить меня. Одно дело – пялиться на дикую природу из-за стекла, а совершенно другое – оказаться наедине с ней и почувствовать себя ее частью, пусть даже всего в километре от всяческих удобств. Саймон не возражал, он только впихнул мне в карман бутылку воды, помахал ручкой и увез попутчиков в отель.
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Дальше было самое то, ради чего стоит приехать в Аль Маху. Шорох камней под колесами скоро стих, осели клубы пыли, поднятые джипом, и меня со всех сторон обступила таинственная пустыня, с ее совершенно особенными запахами, звуками и ощущениями. Вон из-за кустика файрбуша показалась и сразу спряталась испуганная рогатая мордочка… вон мгновенно нырнула в песок симпатичная ящерка-сцинк, которую здесь называют sandfish – «песчаная рыбка»… вот старается и пыхтит, пихая изо всех сил ногами ориксово произведение, жук-скарабей. А вон бредет и сам кормилец скарабеев, направляясь прямо в отель. Но вдруг раздались тяжелые шаги, какие-то крики, бряцание… Что это? Откуда? Зачем??? Оказалось – ведут к воротам отеля караван верблюдов для вечернего активити. Верблюды – все чистенькие, седла – с иголочки, погонщики – арабы в безупречно белых кандурах и говорят по-английски едва ли не лучше меня (что у бедуинов, без ложной скромности скажу, редкость). На каждом верблюде – связанный заботливыми бабушкиными руками красный намордник. Как объяснили погонщики, чтобы при виде туристов не распускал слюни и чтобы не кусал коллег из ревности – мало ли, на одного хорошенькую и легкую туристочку посадили, а на другого – тяжелого, старого и некрасивого ейного спонсора. Несправедливо, да… но кусаться нечего.
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Распрощавшись с караваном, я добрался до своего номера, вспугнув прямо на территории парочку газелей, которые истерично заметавшись, умчались в кусты, и одного орикса, который просто отошел, и уселся на берегу бассейна медитировать с сигаретой. До чего все же потрясающее место эта Аль Маха! Скромный деревянный и к тому же дырявый (а иначе откуда внутри взялись ориксы?) забор отделяет одно чудо от другого. Вне ограды ты посреди настоящей девственной пустыни, где нет людей, строений и где не валяется ни единой мусоринки человеческого происхождения. Внутри ограды ты в великолепном отеле, где все дорожки проложены в тени пальм, где щебечут птицы, журчит вода, кукуют горлицы и пахнут тропические цветы, но где нет ни шума, ни детского визга, ни мобильного пиликанья, ни современной архитектуры. Долго я сидел там, и на моем лице блуждала счастливая улыбка… Хата Morgana… Мираж для сильных мира сего…
Хата Morgana
Хата Morgana
В интернете лежит совершенно замечательная статья, посвященная Аль Махе. Подписана она двумя девушками, судя по материалу, написанному в лучших традициях О.Бендер-овского «Торжественного комплекта», отъявленными блондинками, а сделана с помощью альмаховского рекламного буклета и, судя по стилю, убогого электронного переводчика. Этот труд начинается заявлением:
«Это место получило свое название, благодаря самым гордым жителям пустыни - арабским сернам. Стада этих остророгих антилоп были обнаружены небольшими быстрыми отрядами ночных кочевников, искавших себе место для отдыха и передышки. Люди назвали оазис именем маленькой пугливой серны, и с тех пор Аль Маха стал известен повсюду» и заканчивается чудесным пассажем « А может вам удастся приручить дикую арабскую серну, и, прощаясь с вами, она долго будет смотреть вам вслед умными и прекрасными влажными глазами…»
Примерно в полночь, когда Аль Маха погрузилась в сон, и во всех номерах затих плеск бесплатного шерри в бассейнах, я вооружился фоторужьем и отправился на охоту. Мне не давала покоя возможность приручить нежную арабскую серну или, на худой конец, пугливую газель. Ведь так приятно, когда кто-то смотрит тебе вслед умными и прекрасными влажными глазами…
Хата Morgana
Хата Morgana
Ночная Аль Маха была не менее прекрасна, чем вечерняя. Скудные островки электричества выхватывали из тьмы лишь отдельные неясные элементы сооружений и деревьев, а слабый гул скрытых за соломенными оградами кондиционеров и насосов с лихвой перекрывался ночными ароматами пустынного оазиса. Пройдя двести метров, я с волнением обнаружил за кустами движущийся белый бок. Да! Это был орикс, причем даже два! Великолепный кадр – аль маха в своих владениях, на фоне приюта двуногих гостей… Я начал потихоньку подкрадываться к «маленькой и пугливой серне». Тут надобно отметить, что белый, или аравийский, орикс (по-арабски «аль маха») – это здоровенная парнокопытная тварь, больше всего похожая на нашего козла и имеющая с серной ровно столько же общего, сколько с «маленькой» и «пугливой». А если учесть, что вместо влажных глаз она имеет метровые рога и совершенно козлиное злонравие, то успехи создателей электронных переводчиков можно признать крайне небольшими.
Когда я подошел к ориксам на расстоянии примерно 15 метров, передовой козел бросил поедание сочной зеленой травки и уставился на меня. Обычно у травоядных эта поза оценивающая: опасен приближающийся тип или нет, можно оставаться на месте или пора драпать, пока цел. Потому дальше я приближался крайне медленно, периодически щелкая затвором. Когда до орикса осталось метров десять (я при этом смотрел в видоискатель), он внезапно выпал из фокуса, а ухом я уловил странный топот. Чертова козлина, вместо того, чтобы удрать, решила напасть! Поскольку в схватке с аль махой обязательно бы что-то пострадало – или я, или ее рога, или фотоаппарат, а скорее всего, все вместе, я ретировался со всей возможной скоростью. Убийство туриста в планы орикса не входило, видимо, я ему просто осточертел со своей вспышкой. А может, он боялся за то, что я сожру его траву на такой небольшой полянке. Изгнав меня, он снова принялся за трапезу. А я попал в неудобное положение… Дорога к бунгало была одна. Слева – другое бунгало и забор, справа – кусты и ограда, прямо возле дороги – злобный козел смачно хрупает травкой. Искать обход или шлепать на ресепшн за электромобильчиком мне не хотелось – далеко и мало ли, сколько там еще козлов таится в кустах. Решил подождать. И ждать пришлось около получаса, пока козел не подровнял всю траву на полянке. Лишь после этого он величественно удалился в кусты, а я рискнул проскочить между двумя ориксами на примерно одинаковом расстоянии. Второй и ухом не повел, а первый выскочил из кустов и предпринял еще один возмущенный демарш. Но теперь уже дорога к дому была для меня открытой. Я мстительно ослепил подонка вспышкой еще пару раз, после чего он снова наставил на меня рога, и отправился спать. Аль Маха преподнесла мне еще одно великолепное и незабываемое приключение, наполнившее кровь адреналином, но не принесшее ни малейшего ущерба.
Хата Morgana
Хата Morgana
Утром я рассказал о ночной атаке Саймону.
- А ведь на меня ночью напали!
- Да ну… кто посмел?
- Орикс! Я пошел гулять с фотоаппаратом по ночному отелю, а он на меня с рогами!
- Будешь у нас в Южной Африке, - ухмыльнулся Саймон, - не вздумай повторять этот трюк с ночными прогулками. Если, конечно, ты не ставишь себе целью проверить, насколько точно выполняет страховая компания тот пункт договора, в котором говорится о репатриации тела на родину. Здесь, в Аравии, львов и леопардов давно истребили, а там этого добра все еще полно, и они на вспышку реагируют, поверь, гораздо хуже орикса…
- Да нет, я очень доволен! Дозу адреналина получил, я в порядке, антилопы тоже в порядке, значит, все окей!
- Ага, - еще раз ухмыльнулся Саймон. – И ты, конечно, сделал несколько отличных кадров… Ну ладно, едем на соколиную охоту!
Хата Morgana   Хата Morgana
Охота, естественно, оказалась имитацией. Соколам подсовывают не живую мишень, а плюшевую фигню на веревочке, довольно топорно имитирующую птичку. Задача «соколятора» - помахать у хищника перед носом этой, как они ее называют, lure (в переводе с английского – «блесной» или «приманкой»), а в последний момент выдернуть ее у сокола прямо из-под носа, после чего тот заходит на очередной вираж. Если сокол коснулся когтями приманки, ему обязательно надо ее отдать – бросить на песок. Тогда сокол садится на приманку, треплет ее клювом и когтями и оглашает утреннюю пустыню победным кличем. Затем инструктор переманивает птицу кусочком мяса, и сокол наконец получает настоящую награду. Самый молодой из соколов никак не хотел слезать с «блесны» и устроил одному из гидов – Питу – настоящую истерику. Он махал крыльями, клевал Пита и орал как оглашенный, но ни в какую не хотел расставаться с плюшевой псевдоптичкой ради верного куска соблазнительного мяса.
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
А после соколов выпустили полетать пустынную сову. Сова, в отличие от соколов, не атаковала приманку, она просто летала «по головам» туристов, и летала на своих бархатных крыльях быстро и абсолютно бесшумно, как это и присуще совиному племени. Достаточно напугав всех присутствующих, сова почувствовала себя фотомоделью и начала принимать самые разнообразные позы, предусмотрительно садясь так, чтобы восходящее солнце освещало ее самым выгодным образом. В лагере исследователей, куда меня привез Саймон, живут два маленьких совенка, которых планируют подрастить и выпустить в природную среду. Совы – исконные обитатели здешних песков, но сейчас диких сов не осталось, а в планах ученых – интродуцировать в заповеднике всю коренную фауну аравийской пустыни, за что им честь и хвала. И я уверен, что для такой благой цели все состоятельные люди, кто может себе позволить проживание в этом удивительном месте, не пожалеют несколько лишних сотен долларов.
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Хата Morgana
Днем мы прощаемся с Аль Махой, с этим невероятным оазисом, бедуинским научно-исследовательским отелем для пожилых миллионеров. Тает в облаках поднимаемой джипом пыли островок нереальной зелени, а у дороги стоит орикс и «долго смотрит нам вслед умными и прекрасными влажными глазами». Тот ли это козлище, который гонял меня ночью, или нет, я не знаю. Даже если и тот, я не в обиде. Прощай, Аль Маха, и слава Богу, что хоть в своем родовом имении ты можешь без опаски нападать на жалкое двуногое, возомнившее себя властелином природы и беспощадно истреблявшее твоих предков и другую живую тварь, стреляя из винтовок прямо из окон автомобиля всего каких-нибудь тридцать лет тому назад. Плодись и размножайся, и будь счастлива в своем небольшом мирке, пусть даже и огороженном колючей проволокой...
Хата Morgana

ikh_barulaikh_barula





Понравилось? Поделись с друзьями!